dimaholodkin (dimaholodkin) wrote,
dimaholodkin
dimaholodkin

Ночёвка в Тайском Монастыре

Оригинал взят у olgasaputra в Ночёвка в Тайском Монастыре

Храм в джунглях и Прасат Паном Рунг




Image

Посреди джунглей, у камбоджийской границы, стоит древний монастырь Паном Рунг. Сюда мы и напросились ночевать. Старенькая монахиня, в белом, отвела нас к отцу-настоятелю Луан По, которого все ласково называли просто По, Папа. Он, как и все монахи был гладко выбрит и облачен в оранжевую тунику. Жил Луан По в бамбуковом домике на сваях, и имел самую лучезарную улыбку на весь Индокитай. Во дворе горели фонарики, приманивая к себе всякую живность, трещали цикады и безмятежно спал пёс.

- Нама Сакан! - приветствуем мы Папу, сложив ладони в традиционном поклоне.


- Аааа, явились не запылились! - Папа, казалось, ничуть не удивился, увидев нас. Он заулыбался и заговорил с нами, как со старыми добрыми соседями, которых целый день не видел и очень ждал к вечеру на чай.  Батюшка оказался грамотным, и свободно использовал пару слов на английском. Первым делом он заварил нам кофе, и бичпак, потом скрутил самокруточку, и выявил значительные прорехи в нашем тайском, которые и взялся самолично подлатать.  Мы достали тетрадки и стали усердно писать тайские слова латиницей и повторять за Папой произношение тонов.В это время старушка-монахиня сидела в уголку и хохотала до слёз.


- МааА! - бодро тянет она.
- Мааа! - старательно повторяем мы.
- Аха-ха-ха! Не Мааа, а МааА! Мааа - это собака! А МааА - это заходить! Слышишь разницу?
- А то попроситесь зайти, а вам дадут собаку! Хе-хе!

Для пущего веселья, Папа взял свой блокнот и начал распевать его содержимое на манер мантры. Дескать, всё равно  ничего они не понимают: «в пят-ни-цу под-го-то-вить обр-яааад, 10го-17 ноя-бря – ме-ди-та-ции на го-реее, а тут за-черк-ну-тооо, ни-че-го не ви-дааать». И вприплясочку, распевая ахинею, пошел проводить вечернюю молитву. Мы тоже приняли участие  в медитации при свечах. Уж очень красиво, особенно ритмичные мантры монашеского хора на фоне быстро-меняющихся цветов неба.

Кажется, что мир вокруг суетливо вертится, меняется, а мы тут сидим… свечки жжем, мантры слушаем… Молодой монах устроил нас спать в общем зале, выдал просторную москитку и циновки. В зале уже спал местный  юноша. Рядом с ним на коленях, сидела девушка, положив свою ладонь ему на лоб. Это брат и сестра из соседней деревни. Юноша болеет, у него жар и рвота. И он лечится здесь. Его сестра присматривает за ним. С девушкой мы быстро подружились. Ее открытость, знание английского на уровне нашего тайского позволяли нам общаться без проблем:

- Мы здесь уже неделю, - улыбнулась она, - доктор сказал, что мой брат что-то не то съел.

- А может его надо в больницу?

- У нас нет денег на больницу, к тому же до ближайшего города 50 км. Я не смогу к нему ездить каждый день.

- Ты не переживай, он обязательно поправиться, мы будем за него молиться Будде и еще своему Богу, - пообещали мы.

- Спасибо. Ни в коем случае не нужно переживать! Добрые Духи позаботятся о тех, кто улыбается и в добром духе, а кто плачет и в дурном духе, к тому придут Злые Духи.

Утром мы свернули москитку, позавтракали с монахами и пошли исследовать местность.

Image

Мы ушли дальше в лес по тропинке и нашли индуистское святилище Шивы и Парвати, а еще чуть дальше – святилище короля Пумипона, ныне здравствующего.

Джунгли полны жизни. Белки, змеи, ящерицы, разные птицы тут и там. А ночная жизнь здесь не тише, чем в Паттае! Кричат разбуженные чем-то гиббоны, павлины, ухают совы, истерят летучие лисицы, ультразвуковые сверчки сводят с ума. Того и гляди высунется из кустов тигр или еще какой-нибудь зверь. Но они, слава Будде, очень осторожны и боятся людей. Монастырь, как местный обитатель, живёт под высокими деревьями.
У пруда стоял монах. Каждое утро, после завтрака он приносит сюда тарелку с остатками трапезы и кормит черепах. Мы вежливо поклонились и подошли поближе. Монах объяснил жестами, что это не простые черепахи, а священные. Одна из них - огромный беспанцерный альбинос. Видимо, символ буддизма - когда ты светел, тебе не нужен панцирь.
Монах достал еще жменьку риса и кинул стайке красивых птиц с белыми хохолками.

За храмом стоит древний кхмерский храм-прасат. Сюда приходят монахи и жители окрестных деревень на молитву, с благовониями и фруктово-цветочными подношениями.

Image

Всё как во времена Великой Кхмерской Империи. Только теперь Прасат Паном Рунг - территория Таиланда. Это и спасло Прасат от разрушения красными кхмерами. Треть местного населения, как раз и есть беженцы из Камбоджи, этнические кхмеры, для которых Прасат – символ былого величия их родины.

Image

Даже лепнина на стенах прасата прекрасно сохранилась.





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments